Skip to main content.

Alexander FITZ

«Leben wie Theater, Theater wie Leben» (Zeitung «Russkaja Germanija / Russkij Berlin»)

Есть известное выражение, о том, что вся наша жизнь театр, а люди в нём - актеры. Оспаривать мы его не собираемся, ибо в принципе так оно, наверное, и есть. Другой разговор, что кто-то играет лучше, кто-то хуже, а некоторые просто блестяще. Но это в жизни. А вот в театре?..

Нас, например, давно занимал вопрос: почему люди становятся актёрами? Чем их привлекает эта профессия? Мы имеем в виду не девушек и юношей, которым грезятся огни рампы, толпы поклонников, охапки цветов и мечты о популярности, а тех, кто относится к этой профессии, как к очень кропотливой, требующей больших физических, душевных и нервных затрат работе, приносящей немалое моральное и эстетическое удовлетворение не только тем, кто этим занимается, и занимается всерьёз, но и тем, кто является непосредственным соучастником великого действа под названием «Театр» - зрителям.

На вопрос, кто и каким образом пришёл к актёрской профессии, и, вообще, на сцену, отвечают члены труппы Штутгартского Театра Михаила Рыбака.

Евгений Ушаров, актёр
(Ташкент - Штутгарт):

«В какие бы игры я до сих пор не играл, будь то карты, рулетка, футбол или какие-то другие, ничем хорошим это для меня не заканчивалось. Играя же в театре, я не испытываю отрицательных эмоций и не наблюд аю негативных последствий. А это, согласитесь, уже неплохо. К тому же, если это ещё кому-то нравится - просто прекрасно».

Алексей Пудовкин, актёр
(Москва - Штутгарт):

«Я, если можно так сказать, «игрок со стажем». Увлечение Игрой, имя которой Театр, пришло достаточно давно. Сначала, школа - это был театр кукол, затем институт - команда КВН МИСИ. Театр даёт мне постоянную и, в какой-то степени, уникальную возможность, учиться чему-то новому, постигать что-то доселе невиданное. И ещё, он помогает точнее понять, а скорее глубже проанализировать поступки людей. Погружаясь в этот фантастический Мир, я на какое-то время забываю о рутине жизни, повседневных заботах, несмотря на то, что каждая роль - это тяжелая, но очень увлекательная работа с новым или с хорошо знакомым драматургическим материалом».

Владислав Марценюк, актёр
(Киев - Штутгарт):

«Я играю, потому что играю. А иногда даже думаю - хорошо всё же, что я играю и, если кому-то нравиться, что я играю, значит, играю не зря».

Оксана Троицкая, актриса
(Кременчуг — Ройтленген):

«Я всегда мечтала быть актрисой. Тем более, что театр даёт уникальную возможность становиться совершенно иным человеком. Пусть на несколько часов. Пусть даже на мгновенье, но другим. А потом... будто возвращаешься из сказочного путешествия».

Эдуард Шмидт, актёр
(Санкт-Петербург - Штутгарт):

«В каждом из нас есть что-то невостребованное, потаённое, что ждёт своего часа и огромное счастье, если этот час настаёт. Николай Заболоцкий писал:
«Не позволяй душе лениться!
Чтоб в ступе воду не толочь,
Душа обязана трудиться
И день и ночь, и день и ночь!..»

И именно в театре моя душа трудится в полную силу. В этом прекрасном, увлекательном, трудном до изнеможения мире я играю с огромным наслаждением и полной самоотдачей. И без этой Игры я не представляю ни себя, ни своей жизни».

Мария Рыбак, актриса
(Киев - Штутгарт):

«На это у меня есть много разных причин. Я безоговорочно люблю театр и всё что с ним связано, потому что я выросла в актёрской семье и в нашем доме постоянно были люди так или иначе с ним связанные. Потом я училась в киевском хореографическом училище и окончила балетную академию в Штутгарте. Всё, что связано с творческим процессом мне особенно дорого и поэтому театр для меня не просто игра - это, пожалуй, главное в моей жизни».

Ирина Назарова, актриса
(Москва - Штутгарт):

«Для меня игра в театре - это трудное и прекрасное волшебство. Трудное потому, что созданию каждого образа предшествует серьёзная аналитическая работа, прекрасное - потому, что только на спектакле ты ощущаешь особую энергетику партнёров и зала. И это чувство несравнимо ни с чем. Вот уж воистину: «Волшебная сила искусства».

Геннадий Вебер, актер
(Санкт-Петербург - Штутгарт):

«Наверное, каждый из нас в детстве или юности мечтал стать актёром. Не был исключением и я. Помню, герой одного из фильмов говорил: «Каждый человек способен на многое, но не каждый знает на что он способен». Ну а что из этого получилось судить не мне, а зрителям».

Александр Сабов, музыкальный руководитель театра
(Хуст - Эсслинген):

«Ну как же мне в неё не играть? Я ведь, во-первых, азартный, а, во-вторых, очень люблю театр. Почти также, как музыку. А то, чем в театре занимаюсь непосредственно я, расшифровать очень просто - это «Игра в Игре».

Лигита Жельвите, актриса
(Вильнюс - Людвигсбург):

«Когда-то давно, ещё в школе, на уроке литературы нам задали сочинение о театре. Помню, написала я несколько банальных фраз и была собой, естественно, недовольна. А потом вдруг вспомнила слова, часто повторяемые одним из приятелей родителей. Суть их была в том, что хорошим можно назвать только того артиста, на игру которого ты смотришь и забываешь, что он играет, т. е. лицедействует. И вот спустя годы, именно они стали для меня неким девизом. Если же говорить о мечте, то очень хочу, чтобы зрителям верилось в то, что я на сцене живу, а не играю».

Элла Шмидт, актриса
(Санкт-Петербург - Штутгарт):

«Я уроженка Санкт-Петербурга, города с очень хорошими, давними театральными традициями. Поэтому, когда в Штутгарте стал создаваться русский театр, я сразу поняла - улыбнулось счастье. И я счастлива, что имею возможность в нём играть».

Ирина Манова, актриса
(Санкт-Петербург - Штутгарт):

«В детстве мне мама читала сказки, которые потом я пыталась играть, причем играть роли всех героев подряд. Затем в моей жизни появилось кино. И снова игра за всех героев. Было и увлечение балетом, и даже попытка поступить на режиссёрский факультет Ленинградского института культуры. Потом переезд в Германию, в Штутгарт, и я в труппе русского театра. Не буду рассказывать о том, какое каждый раз я испытываю волнение, приступая к новой роли. Скажу только, что эта игра сильнее любого наркотика».

Алла Рыбак, хореограф
(Киев - Штутгарт):

«Прежде всего, для меня это не игра, а работа, ибо я не только играю, но и являюсь постановщиком танцев к спектаклям. А это тоже задача не из легких. Хотя, если разобраться, то в театре, вообще, легкой работы нет. К тому же, если добавить риск и сомнения, то ничего удивительного в том, с каким трепетом ты ждёшь результата и оценки зрителей и критики. Вот и выходит, что в театре мы работаем играючи, а играючи - работаем. Простите за каламбур».

Ирина Вебер, художник
(Санкт-Петербург - Штутгарт):

«Потому, что мне это интересно. Потому, что я верю в успех нашего дела и хочу, чтобы постановки театра были интересными и запоминающимися во всех отношениях. Потому что это ещё и возможность общаться с очень увлечёнными, интересными, талантливыми людьми».

Виктория Скопп, актриса
(Санкт-Петербург - Штутгарт):

«Его Величество Театр - для меня это и праздник с фейерверками, и сказка, с непредсказуемыми поступками героев, в которую хоть ненадолго, но очень хочется верить, даже если эта сказка и очень грустная. В нашей сегодняшней, до боли прагматичной жизни, не хватает многих составляющих, но, как правило, не хватает самого главного элемента - элемента духовности. И это именно тот элемент, который восполняет только Он - Его Величество Театр. Профессия актёра это, прежде всего большая работа, работа души, приносящая огромную радость и удовлетворение, причём не только от спектаклей, но и от репетиций. Быть актрисой - это уникальная возможность, пусть ненадолго, ощутить себя кем-то другим. А если в созданный образ ещё и верит зритель - значит, он тоже поверил в сказку, оторвался от будничных забот, и мир вокруг ему тоже показался ярче и интересней. Когда малыш после спектакля «Буратино» вместо цветов робко протянул мне, актрисе игравшей Лису Алису монетку, которую я в начале спектакля клянчила у публики, чтобы купить билет в театр Карабаса-Барабаса, я поняла: работали мы не напрасно. Ощущение правды и веры дорогого стоит».

Илья Аптус, актер
(Санкт-Петербург - Штутгарт):

«Мне было всего семнадцать лет, когда я по счастливой для меня случайности был принят по конкурсу в театральную труппу Михаила Рыбака. Тогда я себе, по наивности, даже и не предполагал какой огромный пласт работы и ответственности ляжет на мои плечи.В тот момент мной двигало единственное желание - играть и соприкоснуться со сценой. Театр я любил ещё с детства и он был моей вожделенной мечтой. Мотивацией же моей актёрской деятельности было единственное - приобрести ранее мне неизведанное и постараться, как можно интенсивнее развить себя как личность. Но то, с чем я соприкоснулся в реальной жизни в театре, было для меня настоящим открытием. Просто чудом, о котором я не мог даже мечтать. Мне уже никогда не забыть, какие ощущения испытывал и испытываю до сих пор я и мои коллеги во время репетиций, уже не говоря о спектакле. То, что с нами делает наш режиссёр, переводя нас незаметно, а порой откровенно и открыто из состояния в состояние, тут же показывая и анализируя, поясняя те или другие поступки героев и происходящего, хваля и поругивая, подтрунивая и шутя - приводит в восторг и говорит о высоком классе нашего Мастера. И потому нет ничего удивительного в том, что работа, которую мы все вместе делаем, так нравится зрителям. Поэтому наш театр для меня, да, пожалуй, и для всех, кто находится в его стенах - это дверь, огромная дверь в волшебный мир, а наш режиссёр - это тот самый волшебник, который и нас всех, актёров, делает волшебниками. А быть волшебником - это кайф!»

Александр Фридманис, актер
(Рига - Штутгарт):

«С лицедейством я был, так или иначе, связан почти всю свою жизнь. Помню, еще в детском саду, на утренниках, даже из роли зайчика я пытался делать небольшое шоу, за что, правда, бывал наказан. В Ригу, где я родился, приезжали с гастролями огромное количество театральных трупп, раньше из Москвы и Санкт-Петербурга, позже со всего мира, и бабушка, благо была возможность, водила меня почти на все спектакли. Позже, в старших классах лицея, мы основали свою небольшую театральную группу, игравшую на русском и французском языках. С этой группой мне впервые довелось выйти на сцену настоящего театра - Театра имени Яна Райниса. После этих выступлений, почувствовав особый вкус к сцене и зрителю, я понял, что театральные подмостки это именно то место, куда хочется возвращаться снова и снова. По завершению лицея, собирался поступать в высшую театральную школу на класс актерского мастерства, но в 1997 году наша семья эмигрировала в Германию. Казалось, что с мечтой о сцене придется расстаться. И расстаться навсегда. Но волей судеб в 1998 году меня занесло в, тогда только начинавший своё существование, Театр Михаила Рыбака, в котором я с огромным наслаждением играю до сих пор и думаю: «Как хорошо, что занесло!».

Евгения Манова, актриса
(Санкт-Петербург - Штутгарт):

«Даже не знаю, как передать словами тот волнительный восторг, который я испытываю, переступая порог театра. Как словами рассказать о тех чувствах, которые тебя переполняют, когда видишь слёзы и улыбки твоих друзей и партнёров по сцене, как вдруг, совершенно неожиданно, наполняются слезами горя или слезами радости глаза зрителей! Это самое высокое, что может желать себе актёр. Эта профессия стала неотъемлемой частицей меня самой».

zum Anfang dieser Kritik » alle Kritiken »