Skip to main content.

Александр НЕОСТРОВСКИЙ

«Поминальная молитва» в программе культурного центра «Schwanen»

Повесть классика еврейской литературы Шолом-Алейхема «Тевье-Молочник», написанная им в начале ХХ века, широко известна и уже давно разошлась на цитаты: «Бог – один, да только дороги у нас к нему разные», «вот так всегда: ждёшь Мессию, а приходит урядник», «вся наша жизнь – один сплошной несчастный случай», «хорошо, где нас нет. Но поскольку мы – везде, то где же хорошо?»...

Еврейский писатель Шолом-Алейхем (Шолом Нохумович Рабинович) родился в 1859 году в Российской Империи и умер в 1916 году в США. Писал на иврите, идише и русском. Был сторонником реалистической народной литературы. Создал галерею ярких национальных типов в циклах новелл, рассказах, повестях, таких как «Менахем Мендл», «Тевье-молочник», «Мальчик Мотл» и многих других. Им был написан роман «Блуждающие звезды» (1909–1911), который он посвятил судьбе творческой личности в царской России и американской эмиграции. Писатель поднимал вопросы межнациональных отношений. Вывел национальную еврейскую литературу на общеизвестный мировой уровень. (Энциклопедический словарь, 1991)

Шолом-Алейхем мечтал увидеть своего Тевье-молочника на сцене, но при жизни автора мечтам этим, увы, не суждено было сбыться. И лишь в 1921 году переехавшая в Москву «Петроградская еврейская театральная студия» поставила спектакль «Вечер Шолом-Алейхема», в котором играл великий актер Соломон Михоэлс, а декорации и костюмы были изготовлены самим Марком Шагалом.

После этого выступления началось триумфальное шествие «Тевье-Молочника» по всему миру. В 1964 году на Бродвее был поставлен один из лучших мюзиклов всех времен и народов «Скрипач на крыше», а семь лет спустя на экраны вышла киноверсия мюзикла, снятая режиссером Норманом Джуисоном. В 1989 году писатель и драматург Григорий Горин (Григорий Офштейн, 1940–2000) на основе классической прозы Шолом-Алейхема создаёт одно из своих лучших произведений пьесу «Поминальная молитва». В основе сюжета трагическая судьба евреев в царской России и след, который оставила революция 1905 года.

Эта пьеса, написанная автором специально для Театра Ленком, появилась не случайно. В ней звучит главный мотив, который был и остается созвучным времени: нам нужно научиться жить без злобы, без ненависти и межнациональных распрей.

Природа горинского таланта, где органично переплетаются юмористическое с трагическим, идеально совпали с первоисточником. Смешное и печальное в пьесе Горина, как и у Шолом-Алейхема, всегда идут рука об руку. Это удивительный писательский дар придавать обычным, порой обыденным словам глубокий философский смысл. Рассказанная история – это истинная жемчужина, повествующая о простом человеке, но в этой простоте мы ощущаем колоссальную глубину, ясность выбора, природную мудрость, искренность и безграничную широту чувств человеческой души.

Крохотный мирок еврейского местечка сотрясают страсти поистине шекспировские: рушатся условности, трещит по швам мир, идет борьба с привычным укладом и несмотря ни на что, жизнь продолжается. Герои делают свой выбор – не умом, не расчетом, не программой, а чутким и любящим сердцем.

Пять дочерей, для которых удачное замужество – единственный шанс вырваться из нищеты, одна за другой выбирают свой путь, вопреки вере и традициям предков. Для старшей Цейтл, сосватан богатый – мясник Лейзер-Вольф, но у нее уже есть любимый Мотл, «обыкновенный» портной без гроша в кармане. Повсюду погромы,

беспорядки, в воздухе пахнет бунтом, а студент Перчик оказывается в первых рядах революционеров и, когда его ссылают в Сибирь, Годл отправляется вместе с ним в ссылку. Еще одна дочь, Хава, останавливает свой выбор на Фёдоре, русском парне. Она венчается по православному обряду, принимая веру мужа...

Популярность истории о Тевье не удивительна, потому что она глубоко народна. Благодаря ей мы ближе узнаем облик еврейского народа. Мы соприкасаемся с мудростью, присущей этому народу. Не понурив голову, не в безысходной тоске, не с чувством обреченности покидает семья Тевье насиженное гнездо, свое родное украинское местечко: они полны оптимизма и свято верят в то, что их народ непобедим. И именно поэтому абсолютно естественно и оптимистично звучит финальная фраза спектакля: «А, что нам еще остается в этой жизни Берта! Играй Йоселе, играй!»

У пьесы Григория Горина «Поминальная молитва» счастливая судьба. В течение многих лет пьесу о «Тевье-молочнике» ставили разные театры. Она и сегодня с успехом идет на профессиональных сценах многих стран мира, в том числе в России и СНГ, где роль Тевье исполняли и исполняют великие мастера сцены.

Поставив в 1999 году «Поминальную молитву» Михаил Рыбак и актеры театра сотворили маленькую театральную сенсацию. 11 декабря этого года исполняется 12 лет со дня премьеры одного из самых знаменитых и замечательных спектаклей Театра Михаила Рыбака. За долгие годы существования театра этот спектакль смогли посмотреть не только зрители в Штутгарте, но его также увидели многие наши соотечественники, проживающие в Германии. Этот спектакль был отмечен «Гран-при» на первом Всегерманском фестивале классической драматургии в мае 2010 года в городе Дюссельдорфе.

В спектакле театра все точно психологически выверено и мастерски выстроено: и историчность образов, и уверенность в бессмертии народа, и глубочайшая чувственность, и комичность и трагичность ситуаций, и присущий этому народу нескончаемый оптимизм, помогающий ему выживать в необыкновенно тяжелых условиях.

Нужно однозначно признать: актеры театра во главе с режиссером Михаилом Рыбаком ни в чём не повторили ленкомовский спектакль и их «Поминальная молитва» ни в чем не уступает постановке Марка Захарова. Труппа, возглавляемая Михаилом Рыбаком, вышила неповторимый узор спектакля, выражающего сегодняшнее понимание великолепного литературного сценического материала, придуманного искрометным творческим талантом Шолом-Алейхема и Григория Горина.

Важно отметить еще и то, что в этот вечер на сцене мы не увидели отдельных актеров, исполнявших роли, не увидели отдельных героев, а перед нами предстал ансамбль единомышленников – ансамбль, который не распадается на множество голосов, а звучит мощным единым хором. Это то, чего так зачастую не хватает многим профессиональным театрам, приезжающим на гастроли в Германию.

В спектакле «Поминальная молитва» занят прекрасный актерский ансамбль: Э. Шмидт, И. Манова, заслуженный артист Украины Г. Якубенко, Л. Желвите, Е. Манова, А. Пудовкин, М. Рыбак-Шнайдер, Ю. Ковалишин, Е. Ушаров, С. Стански-Сорокин, В. Марценюк, В. Мельников, А. Ушаров, И. Назарова, О. Троицкая, Э. Шмидт, Г. Вебер. Кроме актеров в спектакле заняты дети Э. Зауервальд, К. Троцкая, исполнившие роли младших дочерей Тевье, и А. Пудовкин, исполнитель роли маленького скрипача Йоселе.

Если говорить об актерских работах в отдельности, то, безусловно, Тевье Эдуарда Шмидта предстал пред нами этаким доморощенным философом, со своими вечными риторическими вопросами к Богу и отеческими заботами о том, как получше устроить судьбы своих дочерей. Смею утверждать, что созданный актером глубокий и многогранный образ Тевье не похож ни на один из тех образов, которые до этого были созданы многими известными исполнителими. И что бы ни случилось, мудрый и в то же время эмоционально наполненный Тевье в исполнении Эдуарда Шмидта всегда найдет юмор в мелочах и улыбнется новому дню, подкупая всех своей добродушной улыбкой, несмотря на то, что испытания ему посылались поистине библейские...

Голда в исполнении Ирины Мановой не оставила ни одного зрителя, сидящего в зале, равнодушным. Актриса возводит эту роль до символа материнства и женской доли вообще. Она не просто играет, она от начала до конца проживает нелегкую судьбу своей героини, которая полна тревог и боли за всю ее семью. Поэтому абсолютно понятно, почему весь зал не в состоянии удержать слезы в тот момент, когда звучит последний монолог Голды, где она, уже находясь на смертном одре, отдает Богу свою душу, передавая ее своей внученьке, которая вот-вот должна появиться на свет, помогая тем самым при родах своей старшей дочери. Это одна из самых кульминационных сцен спектакля, самая тяжелая и, пожалуй, самая жизнеутверждающая сцена.

Нельзя не упомянуть и плотника Степана, соседа Тевье – Заслуженного артиста Украины Геннадия Якубенко, русского мужика, в душе которого скрыто от посторонних глаз обостренное чувство справедливости и безответная любовь. Он никогда не сомневается в правильности мироздания, который разделил людей на русских и евреев, но страдания по этому поводу переполняют его душу. Его признание Голде высвечивает на мгновение пронзительность обреченного чувства, пронесенного через всю жизнь.

Великолепную галерею женских характеров представили нам актрисы театра Лигита Желвите (Цейтл), Мария Рыбак-Шнайдер (Годл) и Евгения Манова (Хава), сыгравшие дочерей Тевье. Каждая из них - яркая индивидуальность, у каждой своя неповторимая женственность, неповторимое умение любить и жертвовать всем ради любимого. Для каждой из них режиссер - постановщик определил момент драматического единения со зрительным залом.

Юрий Ковалишин создал прекрасный образ влюбленного, застенчивого Мотла, этакого «шлемазела», но в то же самое время готового на все ради любимой, даже на конфликт с самим Тевье и властью, защищая свой дом от разрушения.

Студента Перчика сыграл Евгений Ушаров. В его исполнении Перчик яркий, привлекающий душевной чистотой и идеалами, в которые он без сомнения верит. Поэтому понятно, почему юная Годл - «самая послушная из дочерей», как говорит Тевье, полюбила его и отправляется за ним в Сибирь, упрашивая отца уговорить Перчика, когда тот отказывается ее брать с собой.

Возлюбленного третьей дочери Тевье, Хавы исполняет Сергей Станский-Сорокин. Его герой – «славный, добрый парень», с твердой жизненной позицией, любящий и не скрывающий своей любви и, несмотря ни на какие трудности, в трудную минуту умеющий принимать верное и справедливое решение – жить там, где и семья Тевье.

Менахем-Мендл Владислава Марценюка непоседливый, живой, остроумный, находящий свои плюсы в любой ситуации, все время предлагающий какие-то фантастические идеи, неожиданные выходы, сеющий путаницу и смех, пробуждающий сострадание.

Очень правдоподобен в роли Реб Лейзера Владимир Мельников. Когда Лейзер пытается объяснить Тевье, что любит его дочь Цейтл, в зрительном зале непроизвольно возникает смех, а во время его прощального монолога глаза зрителей наполняются слезами. Актер так искренне произносит незамысловатые, горькие слова, так деликатно предлагает свою помощь, что в этот момент зрителю трудно оставаться равнодушным ко всему тому, что происходит на сцене.

Спектакль этот полон житейской мудрости и неиссякающего народного юмора. Здесь нет злых людей – даже Урядник, представитель местной власти, в исполнении Алексея Пудовкина, «человек не злой». В нем нет разрушающей силы, он не сеет национальную рознь, он глубоко сочувствует горю Тевье и тех, кто жил с ним бок о бок в Анатовке. У него существует недопонимание происходящего и желание, хотя бы на прощанье, облегчить ситуацию, в которой оказались его земляки- односельчане.

Парадоксом этого спектакля является еще и тот факт, что в нем нет маленьких, проходных ролей. Одинаково прекрасны работы Ирины Назаровой и Оксаны Троицкой в качестве подружек, Александра Ушарова, сыгравшего Ребе, и Геннадия Вебера в роли Батюшки, глубоко убежденного в своей правоте при разговоре с Тевье. Трепетна работа Энгелины Шмидт, которая исполнила совсем маленькую роль мамы Менахема, Берты. Появляясь в самом финале спектакля она совершенно дезориентирована, утомлена долгой дорогой и плохо соображает. Ее невпопад звучащие реплики становятся завершающим аккордом всей этой непростой и горькой истории и всеобщий смех действующих лиц и исполнителей в финале спектакля является доказательством торжества жизни, которую пропагандирует театр Михаила Рыбака. А сыгранные самыми юными актерами труппы Э. Зауервальд, К. Троицкой и А. Пудовкиным роли детей, да так, как могут играть только дети с присущей только им непосредственностью и жизнерадостностью, говорит нам всем еще и еще раз о том, что жизнь тем и прекрасна, что не имеет конца и дети – это Ее великое начало и нескончаемое светлое продолжение.

В спектакле также завораживают своим оптимизмом и жизнеутверждающей силой танцы, талантливо поставленные балетмейстером театра Аллой Рыбак. В них отчетливо просматриваются характеры героев спектакля, традиции и национальные черты еврейского народа. Прост и незатейлив танец подвыпивших посетителей трактира, которые поздравляют Тевье и Лейзера. Великолепен свадебный обряд Цейтл и Мотла, стремительно переходящий в зажигательную «Хава Нагилу», и, конечно же, сопровождаемый аплодисментами зрителей, выразительный финальный танец, который дарит зрителю мощный заряд бодрости и веселого настроения.

Хочется также отметить работу художника Ирины Вебер. Сцена не перегружена декорациями, они скупы, но выразительны. Нет на сцене ни домов, ни полисадников, а только простая, сколоченная из досок мебель, лестницы, телега и деревенская утварь. А когда перед финалом спектакля на сцене остаются только зиящие своей пустотой столы, трансформированные в заколоченные окна домов, возникает ощущение очередного вынужденного исхода, а изгнание из какой-то Анатовки приобретает абсолютно библейские масштабы. Все костюмы героев и детали подобраны тщательно и создают впечатление полной подлинности.

Зал культурного центра «Schwanen» в этот вечер был заполнен до отказа. Овации, которыми публика благодарила актеров за эту историю, не стихала очень долго. Во многом - это заслуга не только великого таланта Григория Горина, но и мастерства актеров театра и его художественного руководителя Михаила Рыбака. Вся канва спектакля пронизана едва уловимой грустью, ни на миг не отпускающей зрителя. Актеры и режиссер создали произведение, звучащее на таких высоких достоверных и чистых нотах, что оно еще долго не отпускает и после того, как закрывается занавес.

Этот спектакль о любви, об отношениях между людьми, о том, как они вписываются в свою эпоху, пытаясь решать задачи, которые ставит перед ними время. Он затрагивает самые чувствительные струны души. Поэтому-то он и привлекает зрителей столько лет подряд. Спектакль, поставленный в театре - вне времени, он был, есть и останется актуальным на многие годы, несмотря на то, что повествует о давнем прошлом. Меняются эпохи, меняются обстоятельства жизни, становятся другими страны, пересматриваются взгляды на многие исторические события и исторических деятелей, но, по-прежнему, зритель плачет и смеется над этой классической историей, над «еврейским счастьем» Тевье-молочника.

Через несколько недель театр Михаила Рыбака выпускает новый спектакль по пьесе драматурга Марии Ладо «Очень простая история». Хочется пожелать коллективу театра, чтобы спектакль, премьера которого назначена на 27 ноября, получил такое же признание зрителей и также долго радовал нас, как и спектакль «Поминальная молитва».

Александр Неостровский

в начало статьи » к списку статей »