Skip to main content.

Григорий КРОШИН

Мы не одни на «Острове надежды» (Московская Немецкая Газета - МНГ)

Русские театры в Германии существуют не благодаря, а вопреки действиям местных властей

В июне в Штутгарте под эгидой Союза русских театров в Германии прошел уже 2-й фестиваль русских театров «Остров надежды». Нынешний фестиваль, по сравнению с предыдущим, который проходил в Дюссельдорфе (о нем «МНГ» писал в №10, 2010), был более представительным. Свое театральное искусство на фестивальной сцене показали 8 очень разных — и по профессиональному уровню, и по возрастному составу, и по опыту работы, и по жанрам — русских театральных трупп из 7 городов, играющих как на русском, так и на немецком языках.

Прошедшие в Дюссельдорфе и Штутгарте фестивали русских театров высветили целый ряд проблем в сегодняшнем состоянии театрального творчества русскоговорящих жителей Германии, основную массу которых, естественно, составляют переселенцы с территории бывшего Советского Союза. И коллективы, в основном непрофессиональные, любительские, в которых они — большей частью в свое свободное время — занимаются любимым делом. Как правило, делают это на свой страх и риск, без какой-либо финансовой, да и моральной поддержки.

«Практически все театральные труппы наших соотечественников занимаются творчеством в совершенно нищенских условиях, — говорит Михаил Рыбак, президент созданного «Союза русских театров в Германии», проводящего фестиваль. — Местные власти в городах, где — не благодаря, а вопреки — трудятся наши энтузиасты-театралы, официально поддерживая, но лишь на словах, стремление русских к интеграции в немецкое общество посредством пропаганды своего искусства, на деле не спешат оказывать им необходимую (подчас не слишком-то и обременительную для их бюджетов) материальную помощь. У этих русских театров нет денег ни на весьма скромные декорации, ни на костюмы, ни на аренду помещений для репетиций и показа спектаклей, ни на транспортные расходы в случае выездных представлений. Они просто-таки выживают, причем с большим трудом. С ними зачастую городские чиновники из ведомств, отвечающих за культуру либо за интеграционную работу с иммигрантами, вообще не разговаривают всерьез. В числе прочих и по этой причине мы создали наш Союз: если мы приходим в какие-то официальные инстанции за помощью не от лица отдельной русской театральной труппы, а от имени солидной общественной организации — Союза — с нами, конечно, и разговаривают (или, как мы надеемся, будут разговаривать в будущем) совсем по-другому, как с серьезными деловыми партнерами. Это чувствуется, кстати, уже сейчас, на опыте организованных первых двух фестивалей: городские власти все же не отмахнулись от нас, помогли, в том числе и деньгами, пусть пока и небольшими».

Правда, сам Михаил Рыбак признает, что есть проблемы, которые зависят и от самих актеров: профессиональный уровень спектаклей русских театров в ряде случаев весьма невысок, что тоже показали фестивали. «Ясно, что, выставляя спектакли на публику, которая платит за вход свои кровные, пусть и небольшие, евро, каждый коллектив должен с большей ответственностью подходить к своей продукции, — считает Рыбак. — Потому что, кроме всего прочего, выступая со скучным, невразумительным спектаклем, мы тем самым подрываем и авторитет вновь созданного амбициозного Союза русских театров. А зритель, как мы знаем, реагирует… ногами. И, огорчившись после такого спектакля, просто теряет интерес к нашему творчеству».

Участники фестиваля, по их высказываниям, были довольны самим фактом проведения подобного смотра: и нечасто выпадает возможность показать свое творчество на публике, пообщаться с коллегами.

Лучшими театральными ансамблями на фестивале в Штутгарте строгое жюри (членом коего был и корреспондент МНГ) признало два театра — кёльнский «ПриДВОРный театр» Александра Потоцкого (за спектакль по пьесе Рэя Куни «Джон, любовь моя») и штутгартский «Театр Михаила Рыбака» (за детский мюзикл по известной пьесе Аркадия Хайта «День рождения кота Леопольда»).

Григорий КРОШИН

в начало статьи » к списку статей »