Skip to main content.

Яков БЕРДИЧЕВСКИЙ

«Играем Рацера!..» (Газета «Русская Германия / Русский Берлин»)

Фантастична и причудлива уже сама судьба этой по-житейски мудрой и доброй истории. Лирическая комедия «Русский медведь» живущего ныне в Мюнхене драматурга Бориса Рацера после успешного дебюта на постсоветском сценическом пространстве - от Петербурга до Еревана - вернулась в Германию и недавно уже под новым романтическим названием «Весна приходит осенью» прописалась в репертуаре Штутгартского русского драматического театра Михаила Рыбака.

Премьера была безоговорочно принята взыскательным и далеким от слезливой сентиментальности русскоязычным зрителем столицы земли Баден-Вюртемберг. Переполненный зал, овации и море цветов - наглядное тому свидетельство.

О чем же эта пьеса? О встрече двух, в сущности, одиноких людей: богатой 54-летней вдовы, живущей в золотой клетке полного комфорта, и уже немолодого растерявшегося в огнях большого города эмигранта из России, с идеей - фикс быть рядом со своими взрослыми детьми и внуком… Лейтмотив постановки может, таким образом, полноценно выразиться в бесхитростном рефрене: «Вот и встретились два одиночества...»

В трактовке театра одиночество - это болезнь, симптомами которой является беспросветная скука, тоска, ощущение собственной ненужности. Другое дело, что столь печальный диагноз театром Рыбака ставится весело, куда, мол, денешься, избранный жанр диктует свои суровые законы.

Лекарство от этой новой напасти человечества подсказано автором пьесы. Но труппа Рыбака идет дальше, облагораживая текст своими убедительными акцентами добра, любви и красоты, которая, как известно, не раз спасала и спасет еще этот далеко не лучший из миров.

Ведь одно дело узнавать о превратностях жизни за рубежом из газет, художественной литературы, слухов и рассказов неизвестных знакомых знакомого, и совсем другое - самому окунуться и пройти этапы нового становления на чужбине.

Трудно представить, что, когда год, назад театр приступил к репетициям пьесы, в рядах актерского ансамбля, который блистательно сыграл нынешнюю премьеру, наблюдалось немало скепсиса - от «не смешно» до «поймёт ли нас зритель?» Тогда, как рассказывают, Рыбак, как и подобает формальному лидеру и режиссеру-диктатору, взял риск на себя, веско сказав: «... Играем Рацера!.. И точка!.. Провалимся – это будет, прежде всего, моим личным провалом...»

в начало статьи » к списку статей »