Skip to main content.

Майя СОБОЛЕВА

Рецензия на спектакль «Мне так хочется любить» («Вестник фестиваля МОЛДФЕСТ.РАМПА.РУ»)

Каждый ли из нас создан для любви? Одному дается это счастье - любить и быть любимым, а кто-то остается «за кадром» этой стороны жизни без права участия в ней. Чем это обусловлено и всегда ли любовь - в радость?.. Свое видение этой ситуации дали нам прочувствовать актеры театра Михаила Рыбака (Германия).

Спектакль «Мне так хочется любить...» создан по пьесе Надежды Птушкиной «Ненормальная». Сразу возникает вопрос - кому хочется? Ответ даже после просмотра спектакля не представляется очевидным. Ведь у каждого персонажа этой пьесы понятие любви свое, абсолютно субъективное.

ОН и ОНА... классическая полярность. Каждому Адаму нужна своя Ева, чтобы прочувствовать «невыразимую легкость бытия» во всей ее полноте, чтобы совершить свое грехопадение и остаться невредимым. Ведь ответственность за содеянное все равно лежит не на нем. Главный герой тому пример. Он богат, расчетлив, умеет получать радость от жизни и, что самое поразительное, до встречи с НЕЙ даже не предполагает, что он не живет, а лишь существует. Самая большая проблема в его жизни - это воскресный шопинг его жены. Александр Фридманис (ОН) в своей игре показывает чрезвычайную точность эмоций, давая понять, что у его героя чувства никогда не переходят грань. Если это недоумение, то дозированное, потому что чего ради растрачиваться попусту? Если это элементарная вежливость, то она тоже выдается по капле - помочь женщине поднять вещи с земли, указать дорогу. Ничего лишнего, ровно столько, сколько того требуют обстоятельства. Но все меняется, когда от случайной незнакомки ему поступает довольно странное предложение - переспать с ней. «Всего пять минут привычной для вас работы, - говорит она. - Может, семь... Но не больше десяти!». Когда ОН понимает, о какой «привычной работе» идет речь, в нем закипает негодование. Ведь незнакомка даже предлагает денежную, так сказать, премию за эти «не больше десяти» минут. Вот он - первый конфликт спектакля. Все первое действие посвящено именно ему. ОНА (Евгения Манова) уговаривает, умоляет, плачет, злится, ОН вступает с ней в открытый спор, пытаясь объяснить, насколько поразительно нелепа ее просьба. Постепенно его враждебность сходит на нет. Он начинает жалеть отчаявшуюся женщину, даже проникается к ней симпатией. Но далее следует новый взрыв - ОНА признается, что хочет родить от него ребенка. Александр Фридман из сострадательного и понимающего человека в секунду превращается в негодующего бизнесмена, честь которого так незаслуженно задели. И эта перемена настолько внезапна, что зрителю становится понятно - у этого с виду бесчувственного человека все же есть святыня, которую он не сможет нарушить. Он ведь и женился только по причине отцовства, потому и не спешит домой по вечерам... Евгения Манова в первом акте показывает нам женщину, которая способна на многое ради достижения своей цели. То, как она умоляет мужчину провести с ней несколько минут, как отчаянно она соглашается собрать к концу рабочего дня тысячу долларов за эту услугу - все это говорит о такой отчаянности, что не может оставить равнодушным. Актриса играет страстно, самозабвенно, как будто этот день последний в жизни ее героини. Об этой отчаянности красноречиво говорят декорации первого акта - заброшенный уличный пятачок, перетянутый ограничительной красной лентой, словно огражден от всего остального мира, для которого персонажи перестали существовать, едва столкнувшись. Он похож на боксерский ринг, схватка внутри которого обернется победой для сильнейшего.

И все же ОН полюбил ее... Почему так внезапно? Ведь всего несколько часов назад она не то, что не нравилась ему, - он ее боялся. И вдруг ситуация резко меняется, причем в прямо противоположную сторону. Возможно, он полюбил ее потому, что она стала частью его работы, его привычного мира, в котором нет нелюбимой жены, в котором все идет согласно его плану, его разметкам, согласно его представлениям о счастье. Желание распаляется тем сильнее, чем противоречивей становится поведение женщины. Теперь ОН хочет ее... и встречает настойчивое сопротивление. Герой в недоумении. Но все становится понятно, как только ОНА рассказывает историю своей первой любви. Зритель понимает, что героиня не любила ЕГО, она любила в нем другого, внешне очень похожего, который был в ее жизни много лет назад. И ребенка она хотела именно от него. Юношеское чувство обернулось трагедией, и с тех пор она перестала жить - так и осталась той тринадцатилетней девчонкой, которой просто страшно вырасти и столкнуться с новым страданием. Но вдруг, совершенно неожиданно для себя, героиня влюбляется, и потому она в замешательстве. Влюбляется в такого же искалеченного человека, только уже не физически, а духовно. И вот второй конфликт - внутреннее противоборство любви прежней и внезапно возникшей. Попросив у него сигарету, она делает выбор в пользу нового чувства и рассказывает свою историю. Потому уместно говорить о многофинальности спектакля - каждый раз, когда целесообразно поставить точку, герои как бы заново знакомятся, дают друг другу шанс за шансом, лишь бы не расстаться навсегда.

Любовная сцена, следующая вслед за очередным, казалось бы, финалом, несколько шокирует своей откровенностью, но зритель понимает, что таким образом режиссер показывает обнаженность и незащищенность вспыхнувшего между двумя взрослыми людьми чувства, которое заведомо обречено. ОНА уходит... Уходит, потому что «нет такой страны - Голландии», в которой и сыр, и тюльпаны, и море - все голландское. Такой страны нет, потому что там нет любви - великой, чистой, всепрощающей, такой, которую испытывает ОНА, но на которую не способен ОН. Есть только пачка кофе, 400 долларов и сигаретный дым, висящий над сценой удушающим покрывалом.

«Мне так хочется любить...» - это крик души тех, кто тонет в своей бессмысленной повседневности. Для них не существует страны грез, в которой все счастливы. Есть только привычный, обыденный мир, где листовки на столбах и пепельница на столе. Любовь - это билет на двоих в один конец... до Голландии.

в начало статьи » к списку статей »